Блеск и нищета Казахстана - Астана

    Я ездила в Астану сдавать IELTS - международный экзамен по английскому языку. Это расшифровывается как International English Language Testing System, и сдача его в Москве стоит 18 000 рублей, а в Казахстане, Астане либо Алма-Ате, - 48 000 тенге (8 750 рублей); и это еще, как мне пояснили, летнее повышение, обычная цена в течение учебного года - 40 000. Судя по системе ценообразования, желающих сдать летом должно быть больше, в том числе и приезжих. Если считать от Барнаула, то доехать до Астаны, пожить неделю в гостинице и сдать экзамен стоит столько же, сколько в России просто сдать экзамен. И я подумала, что не была в Астане и зарегистрировалась на экзамен там.

    Сейчас, оглядываясь назад, я думаю, что удобнее было бы поехать в Алма-Ату: она чуть дальше от Барнаула, но туда есть прямой поезд, а в Астану - только прямой автобус, который идет сутки. Сутки в автобусе показались мне слишком суровым испытанием, и я поехала с пересадкой в Павлодаре, оттуда поездом до Астаны. Ну а участок Барнаул-Павлодар пришлось преодолевать все-таки на автобусе (цена - около 2000 рублей в одну сторону).

    Дорога пролегает через пустынную бескрайнюю неплодородную степь, в которой нет ничего, кроме дороги и периодически попадающихся соленых озер.

    Я остановилась в найденном на букинге гестхаусе "В гостях", который оказался совершенно чудесным местом, главным образом из-за божественной хозяйки по имени Балкия. Шесть ночей обошлись мне меньше, чем в шесть тысяч рублей, и в это еще был включен завтрак, такого объема, что его хватало и на обед и даже частично на ужин (докупала из еды только фрукты).

    Еще важнее то, что она организовывала общение своих гостей, и из случайно кивающих друг другу людей за неделю мы стали почти семьей. На фото со мной хозяйка Балкия и сосед Мортимер, о котором скажу позднее.

    Центр. Плексигласовая пустошь.

    В Астане поражает двойственность. Центр города настолько не похож на окраины, что это шокирует. Центр известнее, поэтому начну я с него.

    (вид на город с колеса обозрения рядом с торговым центром Думан)

    Балкия убедила меня отправиться на экскурсию на дабл-деккере (он же Red Bus Astana): удобный двухэтажный автобус курсирует по основным новопостроенным достопримечательностям города. Поездка начинается от торгового центра Думан - до него я добиралась на такси. Стоимость экскурсии - 3000 тенге; там же, на месте, девочка, продающая экскурсии, уговорила меня на ситипасс (не покупайте), который стоит 7000, но в него включено довольно много дополнительных экскурсий: национальный музей, колесо обозрения, посещение Байтерека и так далее. Однако, как оказалось, во-первых, никаких скидок ситипасс не дает, а просто когда заканчиваются ваши 7000, пускать вас перестают и дальше нужно доплачивать. А во-вторых, с ситипассом мне все равно приходилось отстаивать все очереди в билетных кассах, иногда даже по два раза.

    И несколько "опорных точек", для ориентирования в Астане. Самая главная и известная - это, конечно, Байтерек, в переводе с казахского - "Великий тополь".

    На первый взгляд мне показалось, что он напоминает Жемчужину Востока в Шанхае или Петронасы в Куала-Лумпуре: высокая современная постройка в стиле модерн. Особенностью ее является расположение в само центре Евразии. Говорят, если через карту Евразии провести две прямые, с севера на юг и с востока на запад, то они пересекутся как раз в Астане, то есть этот город - географический центр Евразии (за геодезическую точность этого факта не поручусь).

    Вторая часть точнее: согласно картам, город спланирован так, чтобы Великий Тополь всегда находился в самом его центре, то есть если город расширился на два километра на юг, строительство в этом направлении останавливается до тех пор, пока строительство не пройдет на два километра в остальных трех направлениях.

    Однако внутри Байтерека, в отличие от китайских, малайских, парижских и московских башен, нет вообще ничего! Ничего от слова совсем! Это одна пластмассовая кажимость, и даже вид из окна получается очень так себе, поскольку плексиглас совсем не такой же прозрачный, как настоящее стекло, он серый и мутноватый.

    Наверху есть некоторое подобие кафе и я там даже выпила чашечку кофе, для формы. Но никаких "привычных" музеев, 4Д-кинотеатров и прочих аттракционов там не обнаружилось.

    Вверх от кафе вела лестница, на каждой ступеньке которой стояли люди. Лестница оказалась очередью непонятно куда, на всякий случай я к ней присоединилась. Увы, наверху оказалось всего лишь место для фотографирования... пришлось фотографироваться, раз уж очередь отстояла.

    Не очень хорошо говорящая по-русски казашка попросилась сняться со мной. Право слово, люди - самая большая ценность и гордость Казахстана. Но о них позже.

    Иду гулять по окрестностям. В первый день мне все очень нравится. На улице дождь и холодно, это единственное, что смущает.

    Тут много чудных скульптур, но очень мало людей.

    Посылаю фото родственникам и они сразу замечают безлюдье. Я разговариваю с продавцами сувениров и немногими туристами. Вот женщина продает красивые заколки... право, жаль, что принцессный период у дочки сменился разбойничьим, и красивые заколки с бантиками совсем неактуальны.

    Продавец курта не захотел фотографироваться, но долго рассказывал что-то из истории. Курт - сухой казахский творог, чаще всего соленый, но есть и сладкая вариация; в годы войны визуальное сходство курта с камнем и относительная экзотичность блюда спасли жизнь многим узникам легерей.

    Тут, по замыслу, должна была быть я, наверное. Но я разместила сам Байтерек.

    Экспоцентр нельзя пропустить: эта шарообразная постройка - один из значимых символов Казахстана. Однако и в экспоцентре относительно малолюдно.

    Пешеходный переход к нему выстроен и закрыт.

    Говорят, шарообразная архитектура уникальна и вы не найдете ничего подобного нигде в мире. Возможно. Но на входе в шар как раз и выяснилось, что деньги на ситипассе закончились и более меня никуда не пустят. Я слегка психанула и внутрь не пошла. В окно были хорошо видны огромные пустые залы. Но мусор собирают раздельно, уже хорошо.

    Торговый центр Хан Шатыр, по форме напоминающий шатер, виден отовсюду, в том числе из окна Байтерека. Внутри обычный комплекс магазинов. Оставлю ночной вид, он красивее.

    Местность рядом с ним называется "парк влюбленных", но влюбленных я там что-то не заметила. Зато ночью подсвечены фонтаны, не музыкальные.

    Триумфальная арка. Право слово, ничего особенно триумфального.

    Попадают к ней по пешеходному переходу, в котором в дождь разливаются вот такие лужи.

    Но зато есть вот такие картины.

    Национальный музей.

    Скульптуры красивые, везде и много, с удовольствием их разглядывала.

    Внутри. Фото людей мне нравятся больше. Вот семейство фотографируется на фоне статуи Назарбаева.

    Продавец сувениров. Щит.

    Конские плети, тоже популярный вид сувениров, по местным меркам - дорогих. Очень часто - с ножкой сайгака.

    Войлочные куколки стоят без каркаса, единственная опора - сам этот довольно жесткий войлок. Красиво.

    Постройки необычной формы, их много в этом районе. Про некоторые я что-то помню, про другие забыла, но это не меняет общего впечатления.

    Университет.

    Дворец мира и согласия, в народе "пирамида" (рядом с ним и проходил мой экзамен). В нем расположены уникальные лифты, которые движутся по диагонали и его посещение включено в ситипасс. Но он закрыт на ремонт.

    Мечеть, подарок эмира Кувейта.

    Здание в форме корабля на берегу Ишима.

    К этой постройке нельзя было подойти: она обнесена забором и охраняется военными.

    Мост.

    Стройка.

    Велопарковка у торгового центра, пустая. Впрочем, с велосипедами в Астане было связано так много историй, что они заслуживают отдельного раздела, который будет включен во вторую часть.

    Старый город. Люди.

    А рядом с моим домиком все было совсем иначе. Я жила в 15 минутах ходьбы от старого железнодорожного вокзала, в части, которую называют старым городом. До домика шла пешком, потому что навигатор показал мне именно такой способ.

    Это молодежный театр неподалеку от вокзала. Цветочные арки, впрочем, не настоящие, из "щетки". Таких скульптур в старом городе очень много.

    Памятник юной снайперше Алие Молдагуловой на одноименной улице.

    Непосредственно улица Карауыл. Да, без асфальта. В солнечную погоду это не слишком сильно мешает, но пройти в дождь не так-то легко; я, впрочем, воспринимала происходящее как веселое приключение.

    На заднем плане видна колонка. Ею пользуются, набирают воду в огромные канистры и уносят. Значит, у кого-то дома все еще нет водопровода.

    Дом, где я жила.

    Моя комната.

    Велобайк

    В старом городе много скульптур, призванных имитировать стриженые кусты. Это лишь зеленая щетина, однако выглядит симпатично.

    Таких тоже немало.

    Это велобайк, система краткосрочной аренды велосипедов. По городу довольно много таких парковок, однако пользоваться ими крайне неудобно.

    Во-первых, для того, чтобы взять их в аренду, вам понадобится местная сим-карта и доступная электронная почта, я же довольно быстро осталась без обеих составляющих: во-первых, я поставила казахскую симку, а во-вторых, и на московскую мою симку казахские операторы доставлять сообщения отказывались. Так, например, я не смогла заранее, еще в России, купить билеты на поезд Павлодар-Астана, хотя пыталась: сообщения казахстанских сервисов просто не приходили. Изрядно помучившись, я зарегистрировала новый емайл на местный телефонный номер, это сработало.

    В-третьих, банк-онлайн, без которого я уже отвыкла обходиться, тоже не работал. Когда берешь в аренду велосипед, на банковском счете блокируется определенная сумма (37000 тенге, около 6000 рублей), на случай, если велосипед не будет возвращен на место. Деньги у меня были, но ввести подтверждающую смс я не могла, потому что - см. выше. Пришлось воспользоваться картой мужа, находящегося в Москве. К слову, в случае повреждения велосипеда из залога вычитается стоимость ремонта; у меня на втором же арендном велосипеде лопнула камера заднего колеса, и это вместе со штрафом за позднее возвращение обошлось в 850 тенге. В общем, все разумно, но очень неудобно, если ты не гражданин Казахстана. Повоевав с полдня, я справилась и получила велосипед (три дня аренды - 1000 тенге).

    Прочитать договор у меня, разумеется, терпения не хватило. Читайте договор! Тарифы путаные и непонятные. В течение суток можно взять только пять велосипедов, и каждые полчаса нужно возвращать их на парковку, иначе получишь штраф. Штрафы, впрочем, не ужасные по нашим меркам, а вот ограничение в пять велосипедов изрядно меня удручило. Фактически, велосипед был доступен лишь 2,5 часа в сутки: по Байтерекам не очень-то покатаешься, туда ехать с час от моего места жительства (в-четвертых).

    В-пятых, парковок оказалось не так уж и много, на самом деле, кроме того, вышло так, что я была привязана к центральным проспектам, потому что на маленьких улицах пункты проката если и есть, то сразу их не найдешь. А еще - неожиданный подвох! - некоторое количество парковок оказывалось полностью занято (некуда припарковать предыдущий велосипед), либо полностью свободно. Что за лентяй в Астане следит за наполнением точек велосипедами? Уже на второй день я заметила, что парковка у конгресс-холла, например, забита полностью в ста процентах случаев и пользоваться ею совершенно невозможно. А ведь можно было просто разгрузить эту точку.

    Но все-таки мне понравилось! Велопрогулки - вещь! Безбарьерная архитектура, когда тротуарные бордюры имеют спуски для велосипедов и колясок, в Астане уже стала привычным делом (в противоположность Барнаулу и Москве), как пешеходы, так и автомобилисты привыкли к велосипедистам и велосипедистов много.

    Посмотрите, какое чудесное предупреждение на проспекте!

    Это Мортимер, велосипедист из Берлина, мой сосед по гостинице и один из главных источников эмоций и информации в этой поездке. За день до моего приезда Мортимера укусила собака, поэтому он застрял в Астане на время прививок от бешенства, и уехал на день раньше меня. Мы катались на великах и трындели; одна из наиболее впечатливших меня историй касалась дедушки Мортимера. Дедушка, Алвик, в сороковые годы жил в Кенигсберге, а в 1945 вместе с трофейным регионом перешел в распоряжение советских властей, после чего немедленно попал в концлагерь, где и прожил до холодного лета 53-го, до смерти Сталина. В 53м году Алвика отпустили. Просто отпустили, как в анекдоте: всем спасибо, все свободны. Домой в Германию он шел пешком. Четыре года.

    Сдача IELTS, или Феномен Джороева.

    IELTS я сдавала впервые. Сильнее всего меня впечатлил возраст сдающих: это были буквально дети, старшеклассники и студенты младших курсов.

    Степень своего беспокойства я, признаться, не рассчитала: весь процесс был намного волнительнее, чем я представила изначально. Письмо из Британского Совета в Астане, где, помимо прочего, был указан адрес, я получила на английском языке, и на английском же вбивала адрес в карты Казахстана - и не находила. От этого было немного страшно: а ну как приедешь в Астану, а там нет улицы Касыма Аманжолова? После устного экзамена стало повеселее: по крайней мере, я знала, куда ехать, и была уверена, что в списках я есть.

    Сильно впечатлил меня сын Балкия Мурад. Ему было 27, и IELTS он сдал 8 лет назад. В 19 лет. Готовился сам, при основной химической специальности! В школе, как водится, был двоечником и бузильником, однако выиграл национальную олимпиаду по химии. Я была буквально потрясена.

    Спросила у Балкия, учат ли английский в школах Казахстана. Ответ не удивил: почти нет, один-два часа и сорок человек в классе. Но одна история так и не дает мне покоя.

    В начале этого учебного года у меня появился ученик по имени Байэль (Джороев, отсюда подзаголовок раздела), одиннадцатиклассник с невероятным уровнем языковой подготовки, настоящий кембриджский advanced. Но даже не уровень знаний меня впечатлил, а удивительная степень мотивации, самоорганизации и самодисциплины. Мой коллега, наслушавшись моих восхищенных рассказов, пожелал, чтобы все мои ученики были такими, как Бай. Я немедленно решила, что это невозможно, конечно. Но в течение этого же года встретились мне, помимо Бая, мальчик Мурад, мальчик Юнус и девочка Джамиля, с почти такими же вводными. Бай, конечно, лучше: и младше, и талантливее, и язык знает на более высоком уровне, но тенденция налицо. И я не могла не задуматься о причинах.

    Откуда в этом регионе бывает столько талантливых детей? Связано ли это с какими-то национальными особенностями? Мне очень хочется ответить, что да, наверняка, но согласно опросам English First (которые, впрочем, не критиковал только ленивый) общий уровень владения языками в Казахстане существенно ниже, и он занимает 62 место в рейтинге, против 37 у России.

    Может быть, дело в самом качестве преподавания? Мне в целом хочется покритиковать преподавание английского языка в Москве, там не все хорошо. Но ведь и в Казахстане множество недостатков!

    А может, это просто дети-самородки? То есть наверняка, но почему все из одного региона? Как это так получается? Подскажите?

    Понравился пост? Поделись ссылкой:


    Комментарии